2019
 Патрон Международного благотворительного фонда «Душа Украины» — Патриарх Киевский и всея Руси-Украины Филарет. 2019 год.

Патриарх Филарет: Мы хотим иметь в своем независимом украинском государстве независимую Церковь.

На фото: Патриарх Киевский и всея Руси-Украины Филарет. 2019 год.


✦ Геннадий Королев, 2019 | УКРАИНСКИЙ АПОСТОЛ

Впервые опубликовано на Каспаров.ru 19 июня 2019 года.


Предисловие


Интервью, предлагаемое читателям дайджеста, не брало для публикации ни одно украинское СМИ. Лишь редакция издания Каспаров.ru, после личного обращения Сергея Мельникофф, опубликовало этот материал в русскоязычном переводе.


Нет пророка в своем отечестве


Травля в печати, обструкция со стороны сливок культуры и политикума, издевательские заявления клириков и беснования комментаторов в соцсетях — так сегодня часть украинцев чествует человека, осуществляющего апостольскую миссию создания православного патриархата Руси-Украины.

Святейший Патриарх Киевский и всея Руси-Украины Филарет возглавляет Киевскую кафедру 53 года — дольше любого архиерея, которых в течение тысячелетия было в Киеве больше ста человек. Беседа с духовным лидером нации, стратегом украинской Церкви и патриотом украинского государства посвящена принципам и персоналиям, событиям и фактам, измене и преданности.


Патрон Международного благотворительного фонда «Душа Украины» Патриарх Киевский и всея Руси-Украины Филарет и генеральный директор этого фонда Геннадий Королев. Киев, 2019 год.

На фото: Патрон Международного благотворительного фонда «Душа Украины» Патриарх Киевский и всея Руси-Украины Филарет и генеральный директор этого фонда Геннадий Королев. Киев, 2019 год.


Геннадий Королев (Г.К.): Ваше Святейшество, продолжается информационная кампания, направленная против Патриарха. На днях я в очередной раз читал заявление Предстоятеля ПЦУ митрополита Епифания о том, что Ваши мысли относительно будущего развития Церкви большинство Церкви не разделяет. Но мне не приходилось еще видеть публичного обсуждения Ваших мыслей; какие именно предложения Вы выдвигаете, почему они актуальны и почему Ваши оппоненты могут считать их ошибочными. То есть, есть факт несогласия руководства ПЦУ с Патриархом Филаретом, а в чем именно заключается это несогласие и чем оно вызвано — неизвестно.

Объясните, пожалуйста, в чем заключаются расхождения между Патриархом Киевским и Предстоятелем ПЦУ, каково обоснование Вашей позиции, какие мотивы Ваших действий — думаю, это неизвестно не только обычным гражданам, но и значительной части клира. В каких конкретных вопросах проявляется противоречие между Патриархом УПЦ Киевского Патриархата и Предстоятелем Православной Церкви Украины?

Патриарх Филарет (П.Ф.): Разница в том, что Киевский Патриархат отстаивает независимость Украинской Православной Церкви и от Москвы, и от Константинополя. А позиция Митрополита Епифания заключается в том, что он находится в зависимости от Вселенского Патриарха. И эта зависимость зафиксирована в Томосе об автокефалии Украинской Православной Церкви.

Наше различие состоит в том, что я за полную независимость от любых центров, а Митрополит Епифаний согласен с Томосом Вселенского Патриарха.


Патриарх Филарет на выставке «Люди Майдана» в 2014 году. Выставка проходила на подворье Михайловского Золотоверхого Собора в Киеве.

На фото: Патриарх Филарет на выставке «Люди Майдана» в 2014 году. Выставка проходила на подворье Михайловского Золотоверхого Собора в Киеве.


Г.К.: Ваше Святейшество, имели ли Вы возможность предоставить свои соображения по Томосу украинским архиереям? Как проходило обсуждение Вашего видения текущего состояния ПЦУ и критических проблем, вызванных особенностями Томоса? Какие аргументы приводили Предстоятель ПЦУ и другие иерархи для опровержения Вашей позиции? Вообще такое обсуждение происходило ли?

П.Ф.: Обсуждали эти вопросы с Президентом, бывшим Президентом Украины Петром Порошенко, Епифанием и мной.

Г.К.: Это еще до получения Томоса происходило?

П.Ф.: До получения Томоса.

Г.К.: А позже, когда Томос получили, прочитали, была ли у Вас возможность обсудить его с иерархами?

П.Ф.: Когда мы получили Томос, обсуждения никакого не было.

Г.К.: То есть даже с Владыкой Епифанием Вы...

П.Ф.: Не было обсуждения. Была попытка на первом заседании Священного Синода отстранить меня вообще, не только от руководства Церковью, а вообще отправить на покой. Или, в крайнем случае, дать мне епархию Киевской области, а чтобы Киевом руководил Митрополит Епифаний. Такая попытка была на первом заседании Синода (ПЦУ) 5 февраля 2019 года.

Г.К.: То есть обсуждение положений Томоса, их оценки: или они хорошие, или они плохие, что с этим делать — не было вообще. Вас просто выслушали на заседании Синода, сказали «мы с Вами не согласны », и на этом точка, общение закончилось. Я правильно понял Вас?

П.Ф.: Да.

Г.К.: Говорят, что на смену авторитарному стилю руководства Патриарха Филарета ПЦУ вводит демократический подход. Пока все выглядит как византийщина в худшем понимании.

П.Ф.: Дело в том, что это говорят так, что у Филарета был авторитарный стиль правления, а у Епифания демократический, скорее наоборот. Смотрите, как Епифаний заставил всех архиереев перерегистрировать епархиальные уставы с Киевского Патриархата на ПЦУ. Как он это сделал: взял уставы этих епархий, новые уставы, зарегистрировал их в департаменте религий уже на новую церковь — и раздал.

Г.К.: То есть собственноручно это сделал, без епархиальных архиереев?

П.Ф.: Архиереи знали, но он все сделал сам. И потому так быстро перерегистрировали все епархии свои уставы.

Так же и сейчас перерегистрирует уставы приходов, таким же методом. Собирают духовенство, дают им уставы уже в новой редакции... Это демократический стиль управления? Поэтому, когда говорят, что это демократический стиль правления — это пустые слова, демократией тут и не пахнет.

Г.К.: Средства массовой информации регулярно берут интервью у Предстоятеля ПЦУ Блаженнейшего Епифания, широко транслируют его позицию — она известна людям. Обращаются ли ведущие СМИ к Вам, Ваше Святейшество, чтобы услышать и изложить Вашу позицию и ее обоснование?

П.Ф.: Сказать, что ко мне не обращаются — это было бы неправдой. Обращаются. Но не много. Не много средств массовой информации обращаются ко мне за интервью, чтобы я изложил свою позицию. Вот сегодня было украинское радио. Я дал интервью о позиции, которая заключалась в том, что мы не принимаем ни подчиненность Москве, ни зависимость от Константинопольского Патриархата. Мы хотим иметь в своем независимом украинском государстве независимую Церковь.

Г.К.: Абсолютно понятна позиция, Ваше Святейшество. Но когда я слышу или читаю Ваши слова как прямую речь, а потом вижу их интерпретацию в СМИ, я ощущаю диссонанс из-за предвзятой трактовки. Публикуется подача журналистской интерпретации вместо изложения Вашей позиции. Например, ВВС подает информацию со вчерашнего форума украинской интеллигенции так: «Почетный патриарх Филарет объявил о решении созвать Поместный православный собор Киевского Патриархата, хотя устав ПЦУ такого права ему не дает ». Как устав ПЦУ может определять действия Киевского Патриархата, известно только авторам сообщения. Чаще всего то, что подают СМИ, — это не репортаж, это не аналитика, это бульварная пресса, еще и непрофессиональная, типичные fake news. Как Вы оцениваете, насколько вообще объективно передают Ваши слова СМИ?


Патриарх Филарет на форуме украинской интеллигенции «За Украинскую православную церковь! За Киевский патриархат!»

На фото: Патриарх Филарет на форуме украинской интеллигенции «За Украинскую православную церковь! За Киевский патриархат!»


П.Ф.: Если объективно говорить, Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата продолжает существовать. И продолжает существовать Киевская Патриархия. И Патриархия, и Киевский Патриархат зарегистрированы государственными органами. И это можно проверить на сайте Министерства юстиции.

Поэтому, поскольку мы, Киевский Патриархат, зарегистрированы, то мы имеем право согласно своему уставу и действовать. А высшим органом Киевского Патриархата является Поместный Собор. Поэтому я и собираю Поместный Собор Киевского Патриархата.

Объективно ли подают информацию СМИ — это уже зависит от средств массовой информации. Одни являются объективными, а другие — зависимы от заказчиков или не понимают ситуации, которая сегодня складывается в Украине.

Г.К.: Имеет ли утверждение Предстоятеля ПЦУ об отсутствии поддержки Патриарха среди клира и верующих Церкви какую-то доказательную базу, статистику или это личное впечатление Предстоятеля, сформированное окружением Владыки? Отсутствие на Ваших мероприятиях архиереев — это свидетельство их разногласий с Вами или их страха перед административным наказанием со стороны Епифания?

П.Ф.: Дело в том, что это авторитарное давление Епифания на архиереев я почувствовал еще в мае, когда мы собирались праздновать день священномученика Макария (14 мая). По традиции на праздник приезжало (ежегодно) подавляющее большинство архиереев. Митрополит Епифаний обзвонил всех архиереев, чтобы они не ехали на праздник святого Макария.

Г.К.: То есть лично обзванивал?

П.Ф.: Лично обзванивал, чтобы они не ехали, да. И они побоялись ехать, потому что он Предстоятель. И потом, после этого, он стал использовать в своих интервью (утверждение), что вот, смотрите, Патриарха Филарета не поддерживают архиереи, они даже не поехали на празднование святого Макария. Это свидетельство авторитарности, потому звонил всем, с одной стороны. И это также является свидетельством того, что он уже начал борьбу против этого, не Патриарха (а Киевского Патриархата), уже начал борьбу с тех пор.

Г.К.: Ваше Святейшество, служба в честь священномученика Макария 14 мая во Владимирском Соборе происходит ежегодно уже много десятилетий. И сам Владыка Епифаний сослужил Вам ежегодно, как и в прошлом году. Какой была цель саботажа празднования дня этого святого Митрополитом Епифанием в текущем году?

П.Ф.: Продемонстрировать всей Украине, что Киевский Патриархат уже не поддерживают и Патриарха в том числе. И поэтому это все очень широко разрекламировано было, что Киевского Патриархата нет и Патриарх Филарет — это вчерашний день.

Все это свидетельствует о целенаправленном разрушении независимой украинской церкви. Потому что это разрушение. Это не объединяет. Для чего мы собирались на день священномученика Макария? Для того, чтобы подчеркнуть наше единство: мы вместе совершаем Божественную литургию, общаемся и таким образом объединяемся и укрепляем нашу Церковь. А если Митрополит Епифаний запрещает, значит он уже разделяет украинскую Церковь на части. И в то же время обвиняют меня, что это я, якобы, разделяю. Я наоборот хочу собирать, чтобы была единая Церковь, а Епифаний не позволяет — значит он и разделяет.

Г.К.: Ваше Святейшество, скажите, Вы все же видите возможность действенного сотрудничества с Владыкой Епифанием? Как этого можно достичь? На какие шаги и компромиссы Вы готовы пойти ради сохранения единства Церкви? Какие шаги владыки Епифания необходимы для этого?

П.Ф.: Для того, чтобы у нас было единство, надо выбрать правильный путь. Какой правильный путь? Независимая украинская Церковь в независимом государстве. А сейчас Митрополит Епифаний выбрал другую дорогу — подчиненность, послушание Вселенскому Патриарху. Не интересы украинской Церкви, а подчиненность Вселенскому Патриарху. И поэтому он, по требованию Вселенского Патриарха, поставил грека викарным епископом своим. Для чего он поставил грека своим викарным епископом? Что, у нас мало епископов? Шестьдесят епископов. Для чего еще грека? Для того, во-первых, чтобы этот грек информировал (Константинополь) о состоянии украинской Церкви, о том, что здесь происходит, а во-вторых, чтобы он передавал пожелания Вселенского Патриарха Украине. И тем самым, тем викарным епископом (Епифаний) подчеркивает свою зависимость от Вселенского Патриарха.

Г.К.: То есть, можно считать, что на сегодняшний день сотрудничество между ПЦУ и Киевским Патриархатом не представляется возможным, потому, что каждая из Церквей имеет различные цели?

П.Ф.: Да. Смотрите: мир возможен на востоке, или невозможен? Возможен, но при условии, что российские войска и все танки, и ракеты российские будут выведены с территории Украины, и Крым будет возвращен украинскому государству. На этой лишь на основе может быть мир на востоке. Без этого мира не может быть — нам нужен справедливый мир.

Так и здесь. Может быть единство, если ПЦУ перестанет подчиняться... Ну, не подчиняться, а зависеть от Вселенского Патриарха и будет служит исключительно интересам украинской церкви, украинского народа и украинского государства.

Г.К.: Слова киевских клириков, с вызовом и пренебрежением заявляющих в прессе и социальных сетях о неповиновении Вашему Святейшеству, рассказывающих о «Филарете, который пока формально руководит киевской епархией » — насколько такое поведение иерархов соответствует канонам церкви? Какой должна была быть позиция Предстоятеля ПЦУ, который слышит такие публичные заявления епископов?

П.Ф.: Согласно церковным канонам и церковному уставу Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата все приходы управляются своим епархиальным архиереем. И без согласия, без отпускной грамоты епархиального архиерея, в том числе и Патриарха, другой архиерей не имеет права их принять. Таковы требования канонов и таковы требования нашего устава. Но Митрополит Епифаний нарушает это и принимает в свою епархию приходы Патриарха, то есть приходы Киева, в частности Покровскую церковь на Соломенке. Это приход, который подчинен Патриарху, а Митрополит Епифаний взял его в свое подчинение без отпускной грамоты.

Г.К.: По этому приходу на Соломенке возникает еще и другой вопрос: насколько такой переход соответствует законодательству Украины? Чтобы приход Киевского Патриархата перешел в подчинение другой церкви, ПЦУ, должно пройти собрание общины, соблюдена процедура. Если есть разделение желаний общины, должна быть определена очередность использования храма. Были соблюдены требования закона?

П.Ф.: Дело в том, что мы составляем одну Церковь, мы не разделились, а мы одна Церковь. И поэтому, находясь в одной Церкви, Митрополит Епифаний не имел права, ни канонического права, ни согласно нашему церковному уставу принимать этот приход на Соломенке в свое подчинение. Это нарушение и устава, и церковных канонов.

Г.К.: То есть, Владыка Епифаний говорит о предоставлении после очередного заседания Синода ПЦУ права киевским приходам переходить непосредственно в подчинение Предстоятелю ПЦУ не соответствует канонам и уставу?

П.Ф.: Такого постановления нет, во-первых. Во-вторых, если и появится постановление Синода, то такое постановление не будет иметь канонической силы, потому что оно будет нарушать устав и традиции православных церквей. Поэтому по традиции приход может переходить из одной епархии в другую епархию только через отпускную грамоту правящего архиерея.

Если будет речь идти о приходе города Киева, то без отпускной грамоты, моей, как Патриарха, Предстоятель ПЦУ не имеет права их принять. Если примет, то он нарушает все каноны.

Если произойдет разделение, то тогда приходы имеют право выбирать свою Церковь: или Киевский Патриархат, или ПЦУ. Это если произойдет разделение. Но пока что разделения нет.

Г.К.: Искренне надеюсь, что разделения удастся избежать. Представляется определенная аналогия между статусом Патриарха Украинской Греко-Католичкской Церкви Иосифа Слепого, которого Рим не признавал Патриархом, а признавал кардиналом, и Вашим положением непризнанного Патриарха. С той разницей, что Рим к самопровозглашенному Патриарху проявлял максимальное уважение и признавал его Предстоятелем УГКЦ, а Константинополь занимает совершенно иную позицию относительно нашего Патриарха. Корректно ли мое сравнение, по вашему мнению?

П.Ф.: Прежде всего, это римско-католическая церковь, у них там свои порядки, я не хочу вмешиваться в их дела. Но то, что греко-католическая церковь до сих пор борется за признание папой Украинской Греко-Католической Церкви патриархатом — это известно. И Святослава (Шевчука) много приходов в Украине поминают за богослужением, как патриарха, хотя Рим не признает этого. И у нас получается, что в Украине поминается католический, греко-католический патриарх и московский, а украинского, киевского православного патриарха не хотят поминать. То есть, Москва — может, Рим — может, а Украина не имеет права иметь своего патриарха. И поэтому Вселенский Патриарх заявил, что Киевского Патриарха не было, и нет. А если его не было, и нет, то для чего он требовал от нас, архиереев Киевского Патриархата, отказаться от Киевского Патриархата для того, чтобы провести этот Объединительный Собор 15 декабря 18-го года? Для чего, если его нет? Если нет, то от чего вы требуете отказываться? От того, чего нет?


Церковь Киевского Патриархата в Майами с выставкой «Люди Майдана». 2016 год.

На фото: Церковь Киевского Патриархата в Майами с выставкой «Люди Майдана». 2016 год.


Г.К.: Практически весь Киевский Патриархат и большая часть ПЦУ — ваши ученики, воспитанники, сподвижники, которые были рукоположены Вами, как Патриархом, или через Вас. Общаются ли они с Вами сейчас, обсуждают ли Ваше видение развития Церкви, предоставляют ли Вам чисто человеческую поддержку, как уважаемому Учителю и наставнику?

П.Ф.: Сейчас все архиереи пытаются со мной не общаться, для того чтобы «демократ » Митрополит Епифаний не обиделся. И даже запрещается общение со мной.

Г.К.: И никто не решается этот запрет нарушить?

П.Ф.: Не решаются. Почему? Боятся наказания.

Г.К.: Складывается впечатление, что создание ПЦУ, предоставление Томоса лишь вскользь учитывало интересы украинского народа и украинской православной церкви, и было, скорее, инструментом предвыборной борьбы Петра Порошенко, с одной стороны, и орудием в борьбе Константинополя с Москвой, с другой. Инструментом, а не целью. Есть ли у такого мнения право на существование?

П.Ф.: Это действительно так. Почему президент Петр Порошенко активно занимался этим вопросом, вопросом Томоса об автокефалии? Потому, что это ему нужно было для поднятия своего авторитета в украинском обществе. Сыграло это роль, помог ему Томос? Помог. Потому что, если бы не Томос, Петр Порошенко не попал бы во второй тур (выборов), а попала бы Юлия Тимошенко. А так, благодаря Томосу, рейтинг его поднялся и поэтому он попал во второй тур.

Г.К.: Сейчас сложилась такая ситуация, что автокефалию ПЦУ признает только Константинополь, статус Патриархии снижен до Митрополии, упоминание о Руси из титула предстоятеля убрали. В этой ситуации с «гибридной » автокефалией, которая есть сейчас, как, по Вашему мнению, можно эффективно использовать наличие Томоса и места в Диптихе для получения действительной автокефалии и статуса Патриархии? Что делать, чтобы добиться признания автокефалии другими церквями? Что, кроме позиции Московской Патриархии, мешает?

П.Ф.: О признании. ПЦУ, как Церковь, не признается ни одной православной церковью, кроме Константинополя. Только один Константинополь признает. Поэтому говорить о том, что ПЦУ есть признанная Церковь — это неправда. Она не признана и Митрополит Епифаний ни разу не служил литургию ни с одним главой поместной церкви, кроме Вселенского Патриарха. И поэтому в будущем я не вижу, чтобы с этой Церковью установили молитвенное единение другие церкви. Не вижу.

Г.К.: То есть, наличие Томоса и присутствие ПЦУ в Диптихе Вселенского Патриархата не поможет в признании?

П.Ф.: Ничего не дает. Она находится в Диптихе только Вселенского Патриарха. А, например, в Диптихе Афинского архиепископа такой Церкви, как ПЦУ, нет. В Московском Патриархате тоже нет в Диптихе этой Церкви. В Румынской Церкви — тоже нет. То есть, ни у одной церкви в Диптихе нет ПЦУ. И поэтому говорить, что ПЦУ пятнадцатая в Диптихе канонических церквей — это неправда. ПЦУ есть в Диптихе только Константинопольской Церкви.

Г.К.: Владыка Епифаний акцентирует внимание на государственной регистрации церквей. Есть ли непосредственная связь между регистрацией церкви во властных органах и ее существованием? Как-то это происходило во времена Ивана Мазепы, Владимира Великого, в Римской империи две тысячи лет назад без Минюста?

П.Ф.: Дело в том, что если обратиться к тому, зарегистрирована ли Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата, то она зарегистрирована. Киевская Патриархия зарегистрирована как юридическое лицо? Зарегистрирована. Посмотрите на сайте Министерства юстиции. И поэтому говорить, что Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата не зарегистрирована — это неправда. И эту ложь распространяют по всей Украине. ПЦУ тоже зарегистрирована, но как Киевская Митрополия.

Г.К.: Еще напрашивается такая аналогия с мирской жизнью. В светских структурах, в корпорациях всегда есть должность первого руководителя — генерального директора, имеющего право подписи документов, который нанимает, или увольняет работников, общается с государственными органами и другими юридическими лицами, руководит текущей жизнью организации. Одновременно существует президент или председатель наблюдательного совета, который определяет стратегическое направление развития, цель, механизмы деятельности, осуществляет представительские функции, награждение, PR, оценивает и регулирует деятельность исполнительных органов. Уместно применить аналогичный подход к церковной организации для конструктивного разделения функций между Патриархом и Предстоятелем ПЦУ?

П.Ф.: В церковной жизни высшим органом церковного управления является Поместный Собор. Ниже — Архиерейский Собор. Еще ниже — Священный Синод. Еще ниже — Предстоятель или Патриарх. Но и Патриарх не может, и Предстоятель не может без согласия других архиереев принимать решение общецерковного значения. Он имеет право принять решение только по отношению к своей епархии. А по отношению ко всей Церкви первым органом является Священный Синод. Для этого по отношению ко мне, как к Патриарху, может иметь отношение Священный Синод, как первая инстанция. Если этот орган я буду оспаривать, как несправедливый, то дальше Архиерейский Собор. Если Архиерейский буду оспаривать, то есть Поместный Собор. А Поместный Собор имеет высшую власть.

И поэтому мы созываем Поместный Собор. Для чего? Для того, чтобы решить вопрос, ликвидирован Киевский Патриархат, или не ликвидирован. Явно, что Киевский Патриархат не ликвидирован, так как нет решения УПЦ КП о ликвидации.

А сравнивать функции Патриарха и Предстоятеля с отношениями руководителей светских организаций нельзя, потому что Церковь руководствуется церковными канонами и своим уставом.

Г.К.: Владыка Епифаний настоятельно титулует Вас «почетным Патриархом ». Откуда взялся, что значит и имеет ли право на существование этот титул. И куда мог деться сан «Патриарха »? Был и есть Патриарх Киевский и всей Руси-Украины. Патриарх не может просто исчезнуть куда-то, как и не было.

П.Ф.: Таких почетных патриархов в церкви нету. Ни в одной церкви нет почетного патриарха. Патриарх может быть на покое, но это если он сам этого хочет. А так Патриарх по уставу избирается пожизненно. Я на Поместном Соборе в 1995 году избран Патриархом пожизненно. И поэтому без моего согласия меня никто не может отправить на покой.

Г.К.: И отсюда, наверное, правильным будет утверждение, что пока есть Патриарх Киевский, то существует и Киевский Патриархат, он не может никуда исчезнуть.

П.Ф.: Да, пока есть Патриарх — есть Киевский Патриархат. Если не будет Патриарха, то тогда не будет и Патриархата. Но если я умру, а я умру, то Церковь имеет право избрать нового Патриарха.

Умер Патриарх Мстислав — избрали Патриарха Владимира. Умер Владимир — избрали Филарета. Умрет Филарет — выберут еще кого-то. Но Киевский Патриархат будет существовать, пока будет существовать украинское государство.

Вот если украинского государства не будет, то тогда не будет и автокефальной церкви. И мы это из истории знаем. Образовалась Автокефальная Церковь в 1921 году, потому что была Украинская Народная Республика, а затем уничтожили Украинскую Народную Республику, а потом уничтожили и Украинскую Автокефальную Церковь. Во время немецкой оккупации вновь возродилось государство, это же ОУН/УПА, они провозгласили украинское государство, и возродилась Автокефальная Церковь. Пришла опять советская власть — уничтожила украинское государство, уничтожила и Украинскую Автокефальную Церковь.

Так и в данном случае, пока существует украинское государство, будет существовать и украинская независимая церковь, то есть Киевский Патриархат.

Г.К.: Епископ Евстратий Зоря был эффективным спикером Киевского Патриархата. Общались ли Вы с ним после получения Томоса? Помогает он сформулировать позицию Патриарха для обсуждения клиром и донесения ее до верных Церкви и всех граждан?

П.Ф.: Архиепископ Евстратий Зоря со мной не общается уже, можно сказать, полгода. Никаких контактов у нас нет, кроме приветствия в Синоде. Он никакого влияния на меня не имеет, но имеет большое влияние на Митрополита Епифания. И поэтому их все объединяют.

Г.К.: Складывается впечатление, что клир ПЦУ считает, что их признание Патриархом Варфоломеем — венец карьеры и надежд, наконец, открылось «окно в Европу », то есть в Константинополь, поэтому занимается не так судьбой украинской церкви, как собственной. Почему так происходит?

П.Ф.: Они думают так, а в действительности это не так. ПЦУ признает только Константинопольский Патриархат. А другие поместные церкви не признают. Это я уже не раз говорил. Не надо этим хвастаться, что мы вот уже признаны другими. Я хочу обратить внимание на мнение народа. Народ разве говорит, что мы без признания Украинской Церкви другими церквями не можем спастись? Не можем причащаться Святых Христовых таинств? Не можем крестить своих детей? Можем! А если мы можем, значит, мы спасаться можем? Можем. Для чего нам это признание? И поэтому многие люди вообще говорят: не надо нам никакого признания, если не хотят признать. Не хотят — их дело, но для нашего спасения нам достаточно того, что мы имеем.

Г.К.: Полностью согласен, Ваше Святейшество. И духовный лидер вообще-то — это не должность. Это способность быть примером, образцом, совестью для людей, вести и вдохновлять их собственными достоинствами. Могут ли быть духовными лидерами люди, обязанные своим статусом, влиянием, знаниями, должностями лично Вам, которые отстранились от Филарета не только как от Патриарха, а как от человека (ведь иерархи остаются такими же людьми), которые прервали человеческое общение со своим наставником и благодетелем в пользу капризов нового начальника? Это выглядит низко и недостойно, это отталкивает паству от ПЦУ. Такое мнение разделяет довольно много украинцев.

П.Ф.: Митрополит Епифаний прекратил со мной не только общение, он со мной ни разу не служил божественную литургию после своего избрания, ни разу. Даже в день моего девяностолетия все архиереи служили, а он не служил. Мало того, что он не служил со мной, не служит, он со мной не общается, а сейчас уже начал агрессивную атаку на меня, как на Патриарха. Например, через (духовную) академию запретил студентам прислуживать в качестве иподьяконов за богослужением. Студенты здесь (в Патриархии) несут послушание сторожей — он запретил, чтобы были сторожами. То есть начинается уже открытая агрессивная борьба Митрополита Епифания против Патриарха.

И в то же время обвиняют меня, что я, якобы, хочу расколоть украинскую Церковь. Я не хочу расколоть украинскую Церковь, наоборот, хочу чтобы она была единственной, но независимой.

Г.К.: Впечатляющая мелочность и коварство Предстоятеля ПЦУ. Возможно это трудный вопрос, но почему так произошло, Ваше Святейшество, что Ваши ученики и последователи от Вас отвернулись?

П.Ф.: А почему Иуда, будучи апостолом, за тридцать сребреников продал своего учителя? И не просто учителя, а Сына Божьего? Почему он продал? Это ответ на то, почему и архиереи, в том числе Митрополит Епифаний, отошли от меня.

Г.К.: О Владыке Епифании я читал такое мнение, что он получил свой статус и должности в Церкви, в том числе Патриаршего Местоблюстителя, потому что является способным администратором, менеджером. Наблюдая за тем, как осуществляется руководство сейчас, складывается другое впечатление. Эффективный руководитель не должен и не может быть лучшим во всех видах и качествах: он может не быть одновременно самым умным, самым уважаемым, самым компетентным, самым влиятельным. Но он должен соединить людей, превосходящих его в отдельных компетенциях, в общей деятельности и определенной структуре с максимальной эффективностью для достижения цели. Создать условия сотрудничества антагонистов, из выдающихся личностей создать целостную структуру. Из этого возникает новое качество и в этом единственная роль руководителя, применительно к церкви — Предстоятеля. Выглядит так, что Митрополит Епифаний пока проявляет себя довольно слабым лидером. Как Вы считаете, эффективна ли деятельность Предстоятеля ПЦУ?

П.Ф.: Ну, слабость его в чем? Что он не объединил Церковь, а разделил. В вот этом и есть слабость. И, по всей видимости, он и дальше не объединит.

Г.К.: Взять, к примеру, процесс перехода приходов из Московского Патриархата в ПЦУ. Он довольно бурно начался, а сейчас практически остановился. В чем причина?

П.Ф.: Почему бурно начался? Потому что люди хотят независимой церкви. А когда увидели, что Томос, данный ПЦУ, ставит в зависимость от Константинопольского Патриархата, прекратился переход.

Вот что заявил Митрополит Черкасский Софроний? Что мы не хотим из одной зависимости, от Москвы, переходить в зависимость от греков. Заявил, и факт фактом, что прекратился переход приходов из Московского Патриархата в украинскую Церковь, которая получила Томос. И мало того, что прекратился, уже начинают возвращаться обратно в Москву, некоторые. И поэтому этот процесс перехода из Московского Патриархата прекратился. И его дальше не будет.

Г.К.: Какой Вы видите роль Украинской Автокефальной Православной Церкви в дальнейшем развитии церкви? Ведь она также продолжает существовать.

П.Ф.: Эта Церковь сейчас находится в составе ПЦУ. Правда, что митрополит Макарий заявил, что если Киевский Патриархат не ликвидируется, то и он не ликвидирует УАПЦ. А если он не ликвидирует УАПЦ, то с кем останется тогда Митрополит Епифаний?

Если эта церковь отойдет сейчас от Киевского Патриархата, и от нее отойдет автокефальная церковь, что останется?

И это говорит о том, что у Епифания не хватает способностей объединить всех в единую поместную Православную Церковь, нет.


Патриарх Филарет освятил закладной камень и крест на месте строительства фондом «Душа Украины» архитектурного комплекса «Хрустальный Храм Любви и Прощения грехов» под Киевом. Вместе с Патриархом служил архиепископ Переяславский и Белоцерковский Андрей. Село Великие Прицки, 2019 год.

На фото: Патриарх Филарет освятил закладной камень и крест на месте строительства фондом «Душа Украины» архитектурного комплекса «Хрустальный Храм Любви и Прощения грехов» под Киевом. Вместе с Патриархом служил архиепископ Переяславский и Белоцерковский Андрей. Село Великие Прицки, 2019 год.


Г.К.: Похоже, что текущая ситуация разъединяет украинских православных. И это вызывает беспокойство у людей, которое подогревают заявлениями «Филарет мутит воду, а уже все хорошо было бы ». Как можно предотвратить разъединение и наоборот добиться консолидации украинской Церкви? Может ли быть приемлемым согласно церковным канонам объединение отдельных юридических лиц КП, ПЦУ, УАПЦ — в определенную структуру: ассоциацию, конфедерацию?

П.Ф.: Я уже сказал не один раз, что объединение возможно, если станем все на позицию независимой украинской православной церкви. А для этого нет желания. А если нет желания, как вы можете объединиться?

Г.К.: Ваше Святейшество, странной выглядит и такая ситуация. В МП не признают существования автокефальной украинской Церкви, ее нет в московском Диптихе. Россия ведет сейчас войну против Украины, которую одобряет и поддерживает Патриарх Московский. Тем не менее, Предстоятель УПЦ поминает Московского Патриарха, потому что не решается действовать независимо от мнения Вселенского Патриарха.

Ситуация в стране может сложиться по-разному: Россия может бомбить Киев, оккупировать пол-Украины, убить миллионы украинцев — и не понятно, есть ли предел, после которого Предстоятель ПЦУ прекратит поминать Московского Патриарха, где эта грань и почему этот предел не здесь, среди войны и оккупации?

П.Ф.: Давайте обсудим вопрос о поминовении Патриарха Кирилла Митрополитом Епифанием. Почему Митрополит Епифаний поминает за богослужением Патриарха Кирилла, церковь которого выступает против Украины и поддерживает агрессора Путина? Почему? Потому что этого требует Вселенский Патриарх. Если Вселенский Патриарх требует, то почему ты (слушаешься)? Значит, ты зависим от Вселенского Патриарха. Если ты действуешь так, как Вселенский Патриарх требует, а не обращаешь внимания, что твоя Церковь, народ не хочет, чтобы ты поминал Патриарха агрессора. Почему ты народ не слушаешь, а слушаешь Вселенского Патриарха, «потому что он требует », чтобы ты поминал Патриарха Кирилла? Значит, ты не свободен, не независим. Значит, ты зависим от него.

Также, если говорить об Автокефальной Церкви. Автокефальная Церковь (УАПЦ) существовала и существует, но ее, эту церковь, покойный Митрополит УПЦ МП Владимир Сабодан назвал дружественной конфессией. Почему Киевский Патриархат — это раскольники, а УАПЦ — не раскольники, а дружеская конфессия? Потому что Автокефальная Церковь боролась и борется против Киевского Патриархата. И поэтому для Москвы выгодно иметь такую в Украине силу, которая будет бороться против главной церкви Украины — Киевского Патриархата. Такая роль УАПЦ. Поэтому Митрополит Макарий и заявляет, что если не будет ликвидирован Киевский Патриархат, то не будет ликвидирована и Автокефальная Церковь. Почему? Она нужна для борьбы с Киевским Патриархатом.

Г.К.: А имеет Москва влияние на ПЦУ, на отношения Патриарха Киевского и Предстоятеля?

П.Ф.: Говорить о том, что Митрополит Епифаний находится под влиянием Москвы — это неправда, Москва не влияет на Митрополита Епифания. Но своими действиями Митрополит Епифаний служит интересам Москвы, так как борется против Киевского Патриархата. А Москва никак не может победить Киевский Патриархат. И поэтому, борясь против Киевского Патриархата, Митрополит Епифаний служит интересам Москвы.

Г.К.: Когда я читаю комментарии и высказывания верхушки ПЦУ, создается впечатление, что с Кириллом и Московским Патриархатом у них легкое недоразумение, а Патриарх Филарет — главная преграда на пути к светлому будущему Церкви и народа. И вопрос лишь в том, чтобы убрать Филарета без общественного возмущения. Действительно ли есть основания так думать?

П.Ф.: Ясно, что Киевский Патриархат, который я возглавляю, борется за независимую Церковь и помогает украинскому государству, духовно помогает. А Епифаний борется против Киевского Патриархата. Значит, кому это полезно, Украине или Москве? Москве полезно. Она имеет две силы в Украине, которые борются против главного врага Москвы — Киевского Патриархата, Автокефальную Церковь и ПЦУ. И ПЦУ против Киевского Патриархата, и Автокефальная Церковь.

Даже Вселенский Патриарх работает на руку Москве. Потому что Кирилл, когда встречался с Патриархом Варфоломеем, у него было три задачи, у Кирилла. Первое — не допустить предоставления Томоса украинской Церкви. Если этого нельзя сделать, то оттянуть предоставление Томоса на более позднее время, когда сменится Президент Украины. А если и этого нельзя — то устранить Филарета. И поэтому, поскольку это условие Патриарха Кирилла перед Вселенским Патриархом, то он этот, последний, третий вопрос удовлетворил. Вот и получается, что и Вселенский Патриарх в этом отношении служит интересам Москвы.

Г.К.: 6 января все были счастливы и вдохновлены фактом получения Томоса. Когда же выяснилось, что в тексте документа есть ряд существенных ограничений независимости нашей Церкви, я не услышал объяснений или оценки этих ограничений от участников переговоров и получения Томоса — от господина Порошенко и от Константинополя. С какой целью, на каких основаниях была ограничена независимость ПЦУ, было ли так заранее согласовано сторонами, как оценивается этот факт и что предлагается делать дальше, чтобы исправить недостатки документа? Мне известна только позиция Вашего Святейшества, которая, якобы, не имеет поддержки. Так что, все остальные согласны иметь псевдоавтокефалию? А ради чего? Общались ли Вы с президентом Порошенко после получения Томоса? Какова его роль в текущем состоянии Церкви? Была какая-то реакция со стороны господина Порошенко, призванная разъяснить, какими в действительности были договоренности и обещания накануне объединительного собора?

П.Ф.: Для Президента Порошенко важно было получить Томос, и он этого достиг. Какой именно Томос — его не интересовало.

Г.К.: И после получения Томоса у Вас не было общения с Порошенко по тексту Томоса или его обещаниям Вам?

П.Ф.: После получения Томоса он со мной уже не общался. Вот до получения Томоса он разговаривал, а после получения он ни разу со мной не общался, потому что он достиг своей цели — получил Томос. А что в этом Томосе написано — его не интересует.

Г.К.: То есть, использовал как инструмент, и дальше забыл.

П.Ф.: Да.

Г.К.: Есть очень тяжелый для меня вопрос: почему иерархи ПЦУ молчаливо согласились предать православных украинской диаспоры и отречься от них, вместо того, чтоб защитить? ПЦУ запрещено называться украинской, зарубежные приходы принудительно, вопреки желанию верующих, переподчиняются Вселенскому Патриархату. Зато УГКЦ развивается во всем мире. В США я знаю многих православных украинцев, которые в повседневной жизни посещают храмы УГКЦ, потому что храмы КП — далеко, а неукраинские храмы посещать они не хотят. Какими будут последствия для православных украинцев в диаспоре?

П.Ф.: Потому что и Митрополит Епифаний, и архиереи беспокоятся о своем положении. Один — как Предстоятель Церкви, а другие — как архиереи своих епархий. А судьба украинцев за пределами Украины их не интересует. И потому они и не беспокоятся, и не защищают православных украинцев в диаспоре. Не защищают, потому что это для них неинтересно. Судьба украинцев им безразлична. Вот вам ответ — «почему ».

Но Киевский Патриархат заявляет, что диаспора была, и дальше будет пребывать в Киевском Патриархате.

Г.К.: Одно из условий Томоса — временное снижение статуса до митрополии — определенным образом логически обосновано: Константинополь должен был предоставить автокефалию своей части, а ею не может быть патриархат. Остальные дискриминационные положения Томоса, как-то: запрет варить миро, запрет иметь зарубежные приходы, запрет называться украинской церковью — не являются необходимыми условиями, а произвольным ограничением Вселенским Патриархом автокефалии нашей Церкви. Чем это можно объяснить?

П.Ф.: Я хочу объяснить. Если бы Вселенский Патриарх предоставил Томос Киевскому Патриархату, а не Киевской Митрополии, то это была бы настоящая автокефалия. Потому что патриархат не может быть в составе другого патриархата. Не может патриархат зависеть от другого патриархата. И если бы этот Томос был предоставлен патриархату, тогда бы это была настоящая независимость. А Вселенский Патриарх хотел, чтобы украинская Церковь была зависимой от него, а зависеть она может только в статусе митрополии. Для этого и произошло то, что Томос предоставлен не патриархату, а Томос предоставлен митрополии.

Г.К.: Не все украинцы понимают значение мира и права его варить в церковной жизни. Можете объяснить, к чему ведет необходимость ездить за миром в Константинополь?

П.Ф.: Каждая церковь имеет право варить миро. Потому что, если церковь не имеет права варить миро, то это значит, что она не является независимой церковью. Она зависит от той церкви, которая дает миро. Без миро нельзя свершать таинства, например, крещение, освящение храмов. Значит, если Константинополь не даст миро, то крестить мы не можем детей, не можем освящать храмы, потому что миро нет. Даст миро — можем, не даст — не можем. Скажут: а вот Иерусалимский Патриарх получает миро в Константинополе? Получает. Но это он сам просит у Константинопольского Патриархата миро (но не обязан). Почему просит? Потому что не может сам сварить, денег не хватает на миро. И поэтому просит: дайте нам миро. И поэтому церковь может давать миро другой церкви только по просьбе ее. А если церковь обязана получать миро от другой церкви, то это значит, что и церковь, которая обязана, находится в зависимости от другой церкви.

Г.К.: Ситуация напоминает времена, когда князья Руси были вынуждены ездить к ордынскому хану за ярлыком на княжение с дарами и заверением в покорности.

П.Ф.: Да, да, да.

Г.К.: Не поедешь, не поклонишься, не повезешь подарки — не получишь миро и не сможешь свершать таинства.

П.Ф.: Не получишь ярлыка — тогда не имеешь права действовать. Именно так и есть.

Г.К.: Предстоятель Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата имеет титул Патриарха Руси-Украины, в Томосе упоминание Руси убрано, чем рвется одна из немногих ниточек, удостоверяющих преемственность существования украинского народа, Церкви, государства в течение тысячелетия. Чем обусловлена такая позиция Константинополя — закрепить титул Предстоятеля церкви Руси за московским, а не киевским иерархом, хотя в обосновании права на автокефалию ПЦУ сам Константинополь доказал и показал, что церковь Руси — это церковь Украины.

П.Ф.: Почему Константинополь не хочет, чтобы в титуле Предстоятеля звучало «Руси-Украины », я не знаю его мотивацию. Но почему мы включили в титул Патриарха «Киевский и всей Руси-Украины »? Для того, чтобы подчеркнуть, что наша история начинается не с двадцатого века, а наша история начинается с крещения князя Владимира. Этим мы подчеркиваем, что это наша история, наша культура, наши достижения.

Г.К.: Отсутствие у Предстоятеля ПЦУ и господина Порошенко желания объяснить недостатки Томоса, оправдать них, выразить недовольство и намерение их устранить, заставляет обоснованно предположить, что президент Порошенко и избранный Предстоятелем ПЦУ Владыка Епифаний были проинформированы о таких особенностях Томоса еще до 6 января. Есть ли основания для такого мнения?

П.Ф.: Я не могу сказать, был проинформирован о содержании Томоса Порошенко, но о содержании Томоса не был проинформирован Епифаний, это я знаю точно, потому что он не принимал никакого участия в этом процессе, поэтому он и не знал. Ему уже как дали Томос, тогда он и прочитал.

Г.К.: Бои на Майдане, бои на востоке страны однозначно и быстро определили место нашей Церкви в обществе, придали ей уважения и значимости. Как в повседневной жизни Церковь должна работать с молодежью, с людьми и для людей, чтобы оставаться авторитетным институтом.

П.Ф.: Церковь должна служить украинскому народу. А украинский народ состоит из стариков и молодых, и Церковь служит всем. И молодым, и детям, и старикам. Потому что она является Церковью всех людей. И поэтому в течение всей своей истории Церковь служила детям, молодежи, мужчинам, женщинам, матерям, родителям, старикам, старым женщинам. На протяжении всей истории. Надо посмотреть просто Послание апостола Павла к Тимофею и к Титу. И там все сказано, как надо работать Церкви с детьми, с молодежью, с мужчинами, с женщинами — все там написано. Вот выполнять все, что написано в Священном Писании — и будет все хорошо.

Г.К.: Военные капелланы — достаточно новое явление для Украины, однако они заслужили безусловное уважение бойцов. Каково значение военных капелланов для жизни Церкви?

П.Ф.: Капелланы имеют важное значение, потому что это поддержка Церковью воинов, которые защищают нашу землю, наше государство. И они находятся в очень сложных условиях и нуждаются в духовной помощи, поддержке боевого духа. Во всех армиях Европы имеются капелланы, и в Канаде, и в США, везде есть капелланы. И поэтому ничего нет удивительного, что и в Украине возродился институт капелланов.

Г.К.: Между христианством и наукой нет противоречия — известно, что Вы пришли к согласию в этом с академиком Борисом Евгеньевичем Патоном, в свои 100 лет возглавляющим Национальную Академию Наук. Однако в последние десятилетия западное евро-атлантическое общество на пути защиты человеческого разнообразия, каким образом пошло в направлении размытия идентичности личности, отрицания семьи, отрицания биологической объективности. И эти процессы все больше приобретают черты тоталитарного принуждения противников этой идеологии. Да и сама эта идеология, вопреки науке, эмпирическому знанию и опыту, с отрицанием «традиционных » религий, уже превратилась в новую эрзац-религию, радикальную и агрессивную. И с этой «религией » непримиримые противоречия имеет как наука, так и православие. Что христианство может противопоставить этим общественным тенденциям?

П.Ф.: Наука истинна тогда, когда она не противоречит божественному откровению, то есть не противоречит абсолютной истине. Абсолютная истина — это Бог. Поэтому Иисус Христос сказал: я есть истина. Наука путем исследования открывает те или иные законы и создает научные теории, которые не противоречат божественному откровению. Это касательно взаимоотношений науки и религии. Теперь о том, что происходит сейчас.

Сейчас происходит отступление от христианства и от Христа. Отступление в какой среде? В христианской среде. От Христа не могут отступиться мусульмане, буддисты, синтоисты, язычники разные — не могут отступать от Христа, потому что они не признают христианства, как религии. А отступиться могут только христиане. Так вот сейчас в Европе и в Америке происходит отступление от христианства. Поэтому принимаются законы об однополых браках. Есть епископы, священники, которые не верят в воскресение Иисуса Христа, телесное воскресение.

Это отступление и об этом сказал Иисус Христос и объяснил все апостол Павел в Послании к Фессалоникийцам, к Солунянам. Поэтому ничего непредвиденного Богом в мире не происходит. Все это известно. Господь говорит: когда я приду второй раз судить род человеческий, вряд ли найду я веру на Земле. Господь Всевидящий заранее знал, что будет. И поэтому то, что происходит, это все заранее предусмотрено Богом. Это не значит, что если оно предусмотрено Богом, то значит Бог направляет, нет. Бог не направляет на это зло, это дьявол, и человек сам идет этим путем, добровольно. Не слушая Бога, не слушая Его заповеди и Его волю.

Поэтому и будет Суд. И Суд будет не только над всем человеческим родом, а будет Суд и над Церквями, потому что в Апокалипсисе, в откровении Иоанна Богослова об одной из Церквей сказано так: из-за того, что ты делала то, то и то, Церковь, тебя скину в преисподнюю, то есть в ад. За то, что ты не делала то, что надо. Поэтому на Суде предстанут все, и Церкви в том числе, имеются в виду предстоятели Церквей, поскольку речь идет в Апокалипсисе об обращении к предстоятелю Церкви. То «тебя », как предстоятеля, сброшу под землю.

Г.К.: Спасибо за прекрасную беседу и исчерпывающие ответы, Ваше Святейшество.

П.Ф.: Бог дал мне новые силы, чтобы я работал дальше, поэтому я буду работать.

12 июня 2019 г.
Киев, Патриаршая Резиденция