1989
MFF дайджест. Сергей Мельникофф: Как я нашел «Челюскин».

— Москва, Кремль, лично Иосифу Сталину. Полярное море, 14 февраля (передано по радио). 13 февраля в 15 часов 30 минут в 155 милях от мыса Северного и в 144 милях от мыса Уэллен «Челюскин» затонул, раздавленный сжатием льдов.
— Начальник экспедиции Шмидт.


✦ Сергей Мельникофф, 1989 | КАК Я НАШЕЛ «ЧЕЛЮСКИН»


Время от времени меня посещала мысль, что с челюскинской эпопеей что-то не так. В стране, где в информационном пространстве прекрасно живут 28 полностью выдуманных героев панфиловцев, якобы сражавшихся под Москвой среди огромного скопления людей, можно лепить любую версию происшедшего в далекой Арктике, где никаких свидетелей, кроме белых медведей, нет. Почему капитан, утопивший вверенный ему новенький корабль, оставивший вахтенный журнал на раздавленном льдами судне, получил орден? Уже только за этот поступок Воронину был положен трибунал. Тогда и капитана Титаника нужно включать в пантеон великих мореплавателей, возведя в рыцарское звание.

Здесь я опишу экспедицию, которую организовал в 1989 году — 32 года назад. Многие детали, особенно мелкие, стерлись из памяти. Поэтому я буду включать в свое повествование кусочки рассказа Вадима Наймана — корреспондента газеты «Молодой дальневосточник», которого я взял в плавание к «Челюскину» именно для беспристрастного освещения событий. Был с нами еще и человек из всесоюзной газеты «Труд». Но издание рта не раскрыло. Обычная практика «совков» воспитанных в лагерных бараках. А может их «корреспондент» неумел писать, зато красиво докладывал. Он появился из неоткуда, и пропал в никуда.

Экспедиция состояла из Вадима Наймана, автора этих строк, моей супруги Полины и нашей почти годовалой дочери Анастасии. Причем, это была ее уже вторая в жизни длительная поездка в условиях далеких от благ цивилизации. Летом мы закончили трехмесячный вояж на геологической «вахтовке» по горам Тянь-Шаня, в который Настенька отправилась в возрасте шести месяцев, сидя, что называется, «на горшке». Анастасия никому не доставляла никаких хлопот, видимо сразу впитав дух путешествий. В чукотском Уэлене на «Празднике кита», ребенок спал со всеми гостями праздничества в общем зале местной школы, вызывая своей сосредоточенной молчаливостью неизменное восхищение командированных журналистов «Комсомольской правды», удостоивших Анастасию первого упоминания в большой прессе. Статья называлась исключительно граматно — «Этот сумасшедший Мельников» и наполовину была посвящена маленькой Насте.

Получилось так, что через много лет, я описывал экспедицию 1989 года в материале для «Лента.ру», работая над текстом с основателем этого издания Антоном Носиком, я напирал на фактологический и исторический аспект происшествия. А Вадим Найман описывал личные воспоминания о поездке. Для меня этот взгляд стороннего наблюдателя более ценен, чем история пошедшего ко дну судна. Поэтому первое слово всегда — товарищу по экспедиции, с моими «заметками на полях». А то бывшего члена команды, иногда, заносит. А начальство — оно и существует для исправления завиральных версий «акул пера».

Сразу небольшая ремарка. В Рунете экспедиция подается как организованная газетой, в которой В.Найман работал корреспондентом. И Вадим своим молчанием эту версию поддерживает.

«В 1989 году хабаровская редакция газеты «Молодой дальневосточник» организовывала экспедицию к затонувшем пароходу «Челюскин» (инициатор писатель Павел Халов, начальник Сергей Мельников, судно «Дмитрий Лаптев»), и даже отправила в Чукотское море собкора «МД» Вадима Наймана».

Написанное также далеко от истины, как любимое русскими людьми выражение «не имеющее аналогов в мире». А проще говоря — чушь собачья.

«Молодой дальневосточник» это не «Гардиан». Даже если бы журналистское начальство оставило всю редакцию региональной газеты без годичной зарплаты, то этих денег не хватило бы на оплату и суточного фрахта такого исследовательского судна, как «Дмиртррий Лаптев».

Известный дальневосточный писатель Павел Халов был моим другом. Как писатель, Халов мог, конечно, выступить инициатором экспедиции, но вопрос — перед кем и кто бы его стал слушать? И каким богом Сергей Мельников вдруг оказался начальником экспедиции газеты, к которой не имел никакого отношения? Зашел с улицы и пришлого инициативника сделали начальником вполне себе резонансного проекта — так что ли?

Господа, пишущие по-русски, научитесь уже обращаться с фактами так, как они того заслуживают. Еще Воланд вам говорил на русском языке: «Факт — упрямая вещь!» И выучите хотя бы начальный курс элементарной логики. Тогда людям с мозгами не придется читать подобных перлов:

«В 1980 году подводная лодка ВМС посетила ориентировочную точку нахождения затонувшего парохода «Челюскин». Один из офицеров подводной лодки — водолаз Генрих Костин сообщил в Магаданский клуб подводного плавания, что через иллюминаторы были видны обрывки тросов зацепленные водолазами за металлические конструкции затонувшего парохода».

Объясните мне убогому, где, черт возьми, на военных подводных лодках советского флота располагаются иллюминаторы, через которые русские офицеры смотрят на металлические конструкции «Челюскина» в воде с прозрачностью 50 сантиметров? И, сколько принял «на грудь» капитан, который наехал вверенной ему субмариной военно-морского флота на лежащий на дне огромный корабль, не боясь ни тарана, ни запутывания в этих самых тросах? Уж такой откровенный бред писать — себя позорить.

Экспедицию на затонувший «Челюскин», как бы 142 миллионам читателей не хотелось обратного, организовал я — Сергей Мельников, воспользовавшись служебным положением члена Правления дальневосточного отделения Советского фонда культуры. Мои «корочки» венчало факсимиле Раисы Горбачевой, бывшей одним из руководителей этой организации. Чем и объясняется возможность реализации всего проекта.

Корреспондент из газеты «Молодой дальневосточник» был приглашен в экспедицию по той причине, что командировочные расходы оплачивал Краевой комитет Комсомола Хабаровского края. Делал это по той же тяжеловесной причине «золотых корочек», а газета была их органом. Почему выбор пал на Наймана — я не помню. Скорее всего, Вадим еще раньше опубликовал про меня какой-нибудь фельетон с плохо склеенными фактами. А я люблю такие вещи. Потому, что сырое журналистское варево дает возможность долго его пережевывать в СМИ. А чем больше публичных материалов скандального характера, тем выше (и дороже) котируются мои прожекты.


MELNIKOFF Дайджест. Как я нашел «Челюскин»

Что предполагалось героического в плавании парохода по Севморпути, на протяжении которого было немало местных поселений; на острове Врангеля круглогодично работала полярная станция; а в Певеке функционировал большой лагерь советского ГУЛАГа, вымерзавший каждую зиму вместе с зэками, вохром и сторожевыми псами, задумываться жителям СССР не полагалось. Героический поход — и все тут!


MELNIKOFF Дайджест. Гидрографическое судно «Дмитрий Лаптев».

Гидрографическое судно «Дмитрий Лаптев».



MELNIKOFF Дайджест. Сергей Мельникофф во время подводных съемок в Японском море. 1977 год.

На фото: Японское море. 1977 год. На мне гидрокостюм «сухого» типа «Садко-2». В этом гидрокостюме я погружался на «Челюскин».



MELNIKOFF Дайджест. Пароход «Челюскин» во льдах. 1934 год.

На фото: Пароход «Челюскин» во льдах. 1934 год.



MELNIKOFF Дайджест. Хроника гибели парохода «Челюскин». Последняя минута перед погружением судна. Чукотское море, 13 февраля 1934 года.

На фото: Хроника гибели парохода «Челюскин». Последняя минута перед погружением судна. Чукотское море, 13 февраля 1934 года.



MELNIKOFF Дайджест.



MELNIKOFF Дайджест.