2003
Сергей Мельникофф, aka MFF. MFF Дайджест. Вокруг света на Ан-26. Игорь Смирнов — большой босс грузовой авиации Флориды.

Все началось с идеи пролететь на старом винтовом самолете вокруг Земли. Да не просто в кокпите, а «под крылом». Тянуло снять щемящий душу фильм о том, что так стремительно исчезает из нашей жизни. О Большом Приключении.

На фото: Игорь Смирнов — большой босс грузовой авиации Флориды.


✦ Азамат Иманалиев и Сергей Мельникофф, 2003 | ВОКРУГ СВЕТА НА АН-26


К 100-летию авиации

Сергей Мельникофф, 2003 | THE SKY'S THE LIMIT...


Удушающая волна урбанизации окончательно подмяла под себя дух приключений, не оставив в наш век ничего, что было бы нельзя купить за деньги. Слепцы, старцы и калеки стали достигать вершины Эвереста. А «рекордсмены», плывущие в одиночку через океан на лодках, так машут веслами, что пересекают необъятную водную ширь лишь в два раза медленнее чайных клиперов прошлых веков. А тут еще грядущее 100-летие изобретению братьев Райт. Такой повод нельзя было упустить.


Сергей Мельникофф, aka MFF. MFF Дайджест. Вокруг света на Ан-26.

На фото: В Ташкенте, откуда предстоял перелет не первой молодости турбовинтовому самолету Ан-26 на американский континент, снега в эту зиму не было. Для пробы мы поднимались в воздух, отходили от города к малонаселенным районам, и открыв в полете грузовую рампу, делали осторожные виражи, убеждаясь, что никого из стоявших с камерами на срезе рампы, не вытащит напором воздуха из самолета.


Сто друзей со ста тысячами долларов...


Хозяину авиакомпании Игорю Смирнову была интересна финальная стадия рискованного полета, когда Ан-26 окажется в Майами, и он легко потдался моим уговорам не только обвесить камерами весь самолет, насверлив для этого в фузеляже дырок величиной с кулак, но и выполнить сложнейший многодневный зимний перелет из столичного аэропорта Ташкента через горы Тянь-Шаня, Сибирь, заснеженные Чукотку и Аляску, пройтись над Гранд Каньоном в Аризоне, и далее через Флориду на Багамские острова с торжественным финишем на мысе Гаттерас Северной Каролины, где пройдет заключительная часть международного праздника в честь 100-летия с того момента, когда человек преодолел земное притяжение на сделанной им же машине тяжелее воздуха.

Было заметно, что Игорь, слушая мои наикрасивейшие доводы, чувствовал себя немножко одним из братьев Райт. А может быть и обоими сразу.

Занудное это повествование можно свести к одной замечательной и универсальной для таких случаев, фразе: — Не имей сто рублей, а имей сто друзей! Божественный летчик Смирнов, президент SRX Transcontinental Avialeasing, и был одним из таких друзей, имеющих возможность и средства превращать самые сумасбродные мои идеи в действительность.

Кстати, про идеи. На этот счет, старый товарищ по походам Карен Макаров из Ташкента, сидя в палатке в базовом лагере Эвереста, еще в 1998 году, как-то заметил: — Вот слушаешь, слушаешь, очередные его «бредни», а потом — бац! И ты в корзине воздушного шара лихорадочно выбираешь место для посадки среди гор Южного Китая после заката солнца…


Сергей Мельникофф, aka MFF, на съемках в горах Южного Китая.

На фото: Сергей Мельникофф с камерой и воздушным шаром в горах Южного Китая.



Азамат Иманалиев, 2003 | ПОЛЕТЫ ВО СНЕ И НАЯВУ

Впервые опубликовано в газете «Лимон» (Кыргызстан) 14 марта 2003 года.


Сергей Мельникофф, aka MFF. MFF Дайджест. Вокруг света на Ан-26.

На фото: Та самая грузовая рампа в Ан-26, которую открывают в полете для съемок Сергея Мельникофф. Смотрите видео в конце рассказа.


Подарок Судьбы


Помните, когда первый летательный аппарат поднялся в воздух? Ровно век назад — 17 декабря 1903 года. В тот день, недалеко от городка Китти Хок в штате Северная Каролина, братья Райт впервые в истории человечества подняли в небо ими же сконструированный и построенный летательный аппарат «Флайер». Эту дату во всем мире принято считать днем рождения авиации.

Продюсерская студия IPV News USA (сиречь — Сергей Мельникофф) решила отметить этот юбилей по-своему. Совместно с узбекской « SRX Авиализинг», хозяева компаний задумали провести акцию «Вокруг света быстрее, чем за 80 дней». И у них это получилось!

Сергей Мельникофф имел личные договоренности с руководством Кыргызстана рекламировать туристический потенциал нашей горной республики. И делать это Мельникофф точно умел. Это и нашумевшая на весь мир новость о находке им на Иссык-Куле мощей одного из первоапостолов Христа — Матфея; и телевизионный проект «Ставка — Жизнь!» со знаменитой альпинистской Эльвирой Насоновой; и съемки фильма «Пик 11 сентября». Было не удивительно, что и в этот раз, его выбор снова включал Кыргызстан.

Информагентству Акипресс, где я работал, сообщили, что в Бишкек из Ташкента для съемок над Иссык-Кулем прилетит специальный самолет The Sky's the Limit. После нас, маршрут Ан-26 дальше, выглядел так: из Бишкека через Тянь-Шань, Алтай, Сибирь, Камчатку, Чукотку, Аляску и Канаду во Флориду. Ну, Мельникофф — во всей красе!

От главреда я узнал, что военные категорически против аэросъемок американца. Но не тут-то было. Мельникофф, когда это касалось его личных интересов, мог «обломать рога», вероятно, кому угодно. Не зря по Бишкеку ходила легенда о том, как Сергей в шортах и сланцах побывал на приеме у президента страны. Что твой Далай-Лама! Правда, президент Аскар Акаев его сам тогда срочно пригласил, и мэтра привезли в Белый Дом прямо из экспедиционного лагеря IPV News USA, расположенного в соседних горах. Но все же, это совершенно невероятная ситуации, на сто процентов правдивая, так как именно в таком «наряде» Сергея видели выходящим из кабинета главы государства.

Узнав про воздушную экспедицию над Тянь-Шанем, я тут же напросился в самолет — когда еще выпадет возможность полетать с открытой рампой (об этом писалось в телеграмме) и увидеть с высоты птичьего полета Иссык-Куль, вершину Хан-Тенгри и пик Победы! Съемки гор составляли профессиональный конек Сергея, и киргизские вершины были нужны для его рекламного проекта «Ставка — Жизнь! » равно, как и для выпуска календарей с видами Тянь-Шаня, которые он реализовывал в США немыслимыми тиражами. На полиграфической продукции Мельникофф зарабатывал большие деньги. Даже государственное «Кыргыз золото» инвестировало в его календарные проекты.

Получив разрешение Министерства Иностранных Дел на полет в район Центрального Тянь-Шаня, Мельникофф тут же пригнал самолет из Ташкента, приземлившись в аэропорту «Манас» вечером в субботу 22 февраля.

Погода в те дни не радовала — тяжелая облачность застилала небо от края до края. Временами сыпал обильный снег. Но, надеясь на лучшее, мы с Ильдаром — видео-оператором популярной местной программы «Отдыхай», все же приготовились к полету — оделись потеплее. Нас предупредили, что на высоте будет прохладно, самолет не имеет отопления. Типа, они летят во Флориду, и там печка экипажу ни к чему.

Сопроводив меня с коллегой в салон, Мельникофф прицепил всех пассажиров веревками с карабинами на конце к торчащим шпангоутам силовой конструкции самолета и велел ждать...

Мерзли часа два. Как, черт возьми, он сам будет лететь в этом диком холоде, сидя на груде экспедиционных ящиков, дольше недели пробиваясь через непогоду в Сибири и на Чукотке, а потом еще и на Аляске ему греть воздух?!

К обеду «Манас» дал отбой — погода нелетная. Нет минимума на вылет. Оставалось ждать улучшения прогноза, но вечером повалил густой снег, продолжавшийся всю ночь и весь, тот самый «следующий» день. Стало ясно, что и в воскресенье самолет будет стоять в Бишкеке. Повертев головой во все стороны с балкона гостиницы, пилоты отложили воздушные планы до понедельника.

Уже не смешно — с утра в понедельник вновь снежные заряды. Планы IPV News USA рушились просто на глазах — визы у экипажа краткосрочные; самолет ждут в других городах и странах.

Вечером звонок в редакцию: — Сидим до завтра, и все! Если погода подведет, вылетаем без рекламных съемок, — с досадой отрезал Мельникофф. Голос по телефону звучал так, как будто в непогоде виноваты все журналисты Кыргызстана скопом.

Мэтра можно было понять. Простой самолета ежесуточно обходится явно не в сто долларов. Экипаж нужно кормить, гостиницу оплачивать, стоянку самолета тоже… Из-за сбоя в программе может «полететь» в тартарары весь сложный график воздушного путешествия — маленький транзитный аэропорт на Чукотке, в котором The Sky's the Limit должен заправиться топливом для перелета через Берингов пролив, закрыт в выходные дни, и поэтому, чтобы не застрять в России, которую MFF активно не любит, нужно оказаться в Провидения или Лаврентия не позже пятницы, для чего требуется вылететь из Бишкека во вторник — Ан-26 не реактивный.

Прокрутив в голове насущные проблемы, которые приходиться решать Сергею в режиме 24/7, я быстро понял, что экспедиции знаменитого фотографа это — большая головная боль.


Разворот в альбоме «Земля Кыргызов», изданного компанией Melnikoff, Inc., по заказу правительства Республики Кыргызстан. Самолет The Sky’s the Limit на летном поле столичного аэропорта Манас в Бишкеке зимой 2003 года.

На фото: Разворот в альбоме «Земля Кыргызов», изданного компанией Melnikoff, Inc., по заказу правительства Республики Кыргызстан. Самолет The Sky’s the Limit на летном поле столичного аэропорта «Манас» в Бишкеке зимой 2003 года. Ан-26 был оснащен управляемой из кабины внешней видеокамерой вмонтированной в хвостовое оперение. Это дало возможность получить уникальные воздушные съемки в трансатлантическом перелете.


Мельникофф способен удивить любого!


Наступил критический вторник. Погода немного успокоилась (спокойствием в эти дни, аэродромные службы считали отсутствие снегопада), но облачность все также застилала небо до горизонта. Запросив метео сводку аэропорта, мы получили ответ, смысл которого сводился к следующему: — Летите куда хотите. Но официально предупреждаем — везде десятибальная облачность и снять вам ничего не удасться!

На свой страх и риск, по отмашке Сергея, пилоты — а экипаж в этом самолете советской постройки аж 5 человек (!) — завели моторы и The Sky’s the Limit покатился по взлетно-посадочной полосе покорять киргизские небеса. В считанные минуты, набрав эшелон для перелета к Иссык-Кулю через ближайший горный перевал, борт UK26003 начал рассекать непроницаемый кисель облачности. И вдруг, о чудо — через иллюминаторы пробились солнечные лучи!

Радости всех сидевших в салоне не было предела. Бог точно нас любит!

Схватив камеру, Сергей уткнулся громадным объективом в иллюминатор. Грешным делом, в тот момент я подумал, что рассказ про открывающуюся в полете рампу — шутка мэтра для туземных журналистов.

Облака быстро уходили вниз, открывая взору снежные вершины восточной части Киргизского хребта. Отчетливо виднелись зигзаги в верховьях горных рек. И вот, прямо по курсу, сине-голубая чаша Иссык-Куля! Справа в иллюминаторе проплыло Орто-Токойское водохранилище. Сверху отлично видно, как к Иссык-Кулю протянулась ниточка реки Чу. Казалось странным, что река не впадает в озеро. До берега ей оставалось всего чуть-чуть, но будто встретив невидимую преграду, река резко поворачивала на запад.

Весь район этой части Иссык-Куля был чист от облаков. Не зря наше озеро называют жемчужиной в серебряной оправе — снежные хребты Кунгей и Терскей Ала-Тоо окаймляют синюю гладь воды, как руки сказочного горного исполина. Идиллическую картину портил лишь вид на востоке. Туда было страшно смотреть — нагромождение иссиня-черных туч поднималось стеной чуть ли не до космоса. А ведь американскому фотографу нужно было именно туда! К величественным пикам Центрального Тянь-Шаня.

Когда стало ясно, что мы летим в центр этого облачного месива, меня начал обуревать тихий ужас. Отпало всякое желание быть попутчиком сумасшедшего мэтра и пробиваться с его пилотами сквозь этот Ад. И зачем туда лететь? Ведь всякие там Эныльчеки и Ханы с Победами нам не увидеть в таком облачном одеяле, и будет хорошо, если мы вообще выберемся оттуда! Но прокречать это моим попутчикам, перекрывая гул моторов, у меня язык не поворачивался.

Над заливом Пржевальского Сергей решил разворачиваться. Аллаху акбар!

Природа взяла вверх даже над энтузиазмом этого сумасброда, которому другой сумасброд теоретически разрешил угробить двухмоторный грузовой самолет вместе с экипажем и сдуру присоеденившимися журналистами!

В момент, когда Сергей дал команду менять курс, я понял, что американец — предельно осторожный профи. Это объясняло, почему мэтр так долго остается живым в своих постоянных приключениях, от которых у обывателя стынет кровь в жилах.

Кстати, о предусмотрительности «вечного» путешественника, и его умении оценивать риски. В том, что зимний полет «вокруг света» на неприспособленном для трансконтинентальных вояжей тихоходном Ан-26 сам его инициатор считает небезопасным, свидетельствовал факт отсутствия в воздушной экспедиции дочери Сергея — Анастасии. Отец возил ее по всему свету с младенчества. В возрасте 8 месяцев маленькая Настя проехала с родителями всеми дорогами Тянь-Шаня, трясясь на горшке в «вахтовке», взятой в прокат у местных геологов — Сергей вел масштабные съемки для четырехтомника о горах мира. А полгода назад, когда Анастасии исполнилось 14 лет, мы с ней покорили «Пик 11 сентября», совершая восхождение в снежный буран на высокогорном перевале Ала-Бель. Теперь же в самолете была только мать Анастасии — Полина. Значить, дочь родители отправили в Америку рейсовым самолетом, от греха подальше.

От города Каракол (бывшего Пржевальска) мы пошли на снижение, держа курс к центру Иссык-Куля. Для съемок Сергей выбрал район села Барскоон на южном берегу озера — там красивейшее горное ущелье. Жителей поселка мы напугали изрядно. Представьте кружащийся с диким ревом над вашей головой самолет с открытым грузовым люком на запредельно низкой высоте — почти над крышами домов! Визг разбегающихся по дворам детей был слышен через пространство и шум двигателей. Киргизы, наверное, решили, что сейчас в их дворы посыпятся американские парашютисты.

В какой-то момент, Сергей показал руками, что сейчас откроют рампу! И сразу, без перерыва на осмысливание этой дикой для меня информации, часть пола самолета начала медленно уходить под наши ноги, распахивая невероятных размеров «иллюминатор» в несущимся, на скорости 600 км в час, самолете!

В уши ударил рев двигателей, от волнения перехватило дыхание. Из-за резкого перепада давления, на какое-то мгновение, я потерял ориентацию. Резкий поток обжигающе холодного воздуха из синей бездны ворвался в салон. Подумалось, что сейчас нас высосет из самолета. Инстинктивно я схватился за веревку, кося глазом хорошо ли она закреплена, хотя уже раз двадцать перепроверил ее надежность еще на земле. Однако, через минуту, завороженный красотой открывшейся под ногами, я забыл про все на свете! Это было необычайно волнительно — стоять на срезе самолетной палубы, когда под тобой километр пустоты, водная поверхность огромного озера, а вокруг — горы, горы, горы! И еще все пронизывающий ветер, и холод.

Да... Мельникофф умеет удивлять!

Сверху отчетливо просматривались извилины реки Барскоон, по правому берегу которой растянулась цепочка домов. Мы кружились над ними больше часа. То так низко, что различали прятавшихся в будки собак во дворах, то, поднявшись в небеса, обозревали сразу оба берега Иссык-Куля.

Забыв про разверзшуюся под ногами «дыру», я фотографировал, испытывая дикий азарт, чуть при этом не вываливаясь из самолета. Шаг вперед, и помог бы только парашют. Немного успокаивала альпинистская упряжь. Хотя, что это за страховка такая — веревка длиной в пару метров, конец которой привязан в метре от дыры, в которую превратилась половина летящего самолета. Если споткнешься, то будешь болтался за бортом над бездной.

Сергей работал методично и не спеша. Непривычно было осознавать, что громадный самолет будет кружиться и в наглую «лезть» в затянутое облаками горное ущелье столько раз, сколько это будет необходимо человеку с камерой. А вечером этого же дня, полетит туда, куда захочет левая нога заокеанского фотографа. Через страны и континенты... Наверное, это был приступ белой зависти.

Случилась даже анекдотическая история под облаками. Но от этой «смешной» ухмылки Судьбы, у меня по спине мурашки бегают до сих пор. На одном из виражей, Сергей снял ларингофоны с наушниками, — через них он поддерживал связь с пилотами, — и одев гарнитуру на мою голову, удалился в салон менять пленку в камере. В это время мы неслись прямиком в Барскоонское ущелье. И вот, громко и отчетливо я слышу, как пилот говорит штурману: — Ни черта не вижу. Сейчас как вмажемся в скалы!..

А еще я испытал невесомость! Когда Ан-26 резко уходил в пике перед ущельем, в очередной раз уклоняясь от поцелуя с километровой высоты скалами, мой желудок несколько раз пытался выскочить между зубами. В общем, как говорится, сервис «все включено» а ля мельникофф.

Полетали, покружились (голова тоже покружилась отменно), поснимали от всей души. Слава богам — сели после трех часов «американских» горок. Мэтр израсходовал ящик пленки. Мы были чуть скромнее. Нашему агентству таких бы спонсоров, какие у заокеанского фотографа!

Через час после приземления в «Манасе», The Sky's the Limit вновь разогнался по взлетной полосе и взял курс на Барнаул. Исчезая в вечернем небе Кыргызстана, Сергей Мельникофф держал путь в далекую, недосягаемую для меня Флориду.


Сергей Мельникофф, aka MFF. MFF Дайджест. Вокруг света на Ан-26.

Через полгода мэтр прислал фотографию, на которой The Sky's the Limit стоит в аэропорту Opa-Locka Майами. Долетели, значит...


Сергей Мельникофф, aka MFF. MFF Дайджест. Вокруг света на Ан-26.

На фото: Самолет Ан-26 The Sky's the Limit в аэропорту Opa-Locka Майами. Если присмотреться, то в верхней части вертикального киля, на самой его оконечности, можно заметить небольшую белую «заплатку». Там во время трансатлантического перелета стояла видеокамера, управляемая изнутри самолета.


MELNIKOFF Entertainment | ✦ Ан-26 над Кыргызстаном!